Наркоманы во времена оккупации

Этот пласт истории нашего областного центра еще очень мало изучен. Житомир времен фашистской оккупации 1941-1943 годов представляет собой эдакую информационную загадку - главным образом ввиду того, что все мало-мальски важные документы того времени, попав в руки чекистов, были надежно засекречены и представлены лишь самой узкой общественности. Мы же попробуем пролить хотя бы луч света на те зловещие времена и перенесемся в далекие страшные 1941 и 1942 годы. В современном Китае к высшей мере наказания приговариваются не только те, кто распространяет наркотики, но и те, кто их употребляет. Способ, конечно, не очень гуманный, но действенный. Однако, как оказывается, гитлеровцы задолго до китайцев ввели эту норму в оборот, причем испытывали ее на оккупированных территориях. Вот красноречивый эпизод августа 1941 года. 
Двадцать третьего июня во время бомбардировки нашего областного центра немецкой авиацией одна из бомб разорвалась рядом с аптекой в центре города. В результате действия взрывной волны в аптеке обрушилась стена. Пока вокруг устанавливали оцепление, вовнутрь успели проникнуть мародеры, которые очень быстро очистили сейф с хранившимся в нем морфием и утащили порядка семи сотен ампул с этим наркотическим веществом. 9 июля Житомир был уже полностью оккупирован немцами, а спустя 10 дней в городе действовала оккупационная администрация - с комендантом города, службами полицейского сыска (гестапо) и криминального сыска (крипо). В городе начались первые массовые расстрелы и казни большевиков, комсомольцев, энкаведистов и сочувствующих лиц. На месте нынешнего облмуздрамтеатра была установлена виселица, на которой ежедневно казнили 2-3 человека. 20 августа комендант города гауптманн (капитан) Раух выдал приказ, согласно которому "лица, уличенные в регулярном употреблении наркотических средств, а равно как и те, кто их продает или предлагает способом обмена на продукты питания, подлежат публичной смертной казни через повешение в назидание иным". Любопытно, что такого рода приказ появился после того, как эсэсовская служба безопасности СД заняла здание советского НКВД, где среди всего прочего был обнаружен огромный запас ампул с морфием, которым, как оказалось, "баловались" некоторые чины НКВД. Нельзя сказать, что среди немецких офицеров не было наркоманов, однако гитлеровцы, видимо, посчитали, что употребление наркотиков - это некая "утонченность натуры", присущая исключительно представителям "высшей расы", и представители "низших" не имеют права подражать "высшим". Найденные во время обысков наркотические препараты изымались у местного населения, а сами хозяева наркотиков оказывались на виселице. Это поначалу помогало, однако когда гитлеровцы разрешили в городе наряду со своими рейхсмарками хождение еще и советских денег, продажа наркотиков, несмотря на драконовские меры, какое-то время, можно сказать, процветала.
Именно тогда в городе и появились некие подпольные торговцы морфием, активно сбывавшие свой товар на стихийно возникших толкучках, где местное население меняло вещи на продукты либо выносило их на продажу. Толкаясь среди торговцев и покупателей, наркоторговцы аккуратно сбывали ампулы с морфием всем страждущим, и все ухищрения крипо вкупе с гестапо не приводили к необходимым результатам: никого из наркораспространителей долгое время не удавалось поймать - складывалось впечатление, что никакой наркоторговли в городе не существует. Однако в существовании подобного рода преступной группы гестаповцы были уверены. Напасть на след наркоторговцев немцам удалось лишь в декабре 1941 года. Причем случайно. Немецкий патруль ночью в районе улицы Михайловской наткнулся на бродячую собаку. Солдаты поделились с животным кусочком пайковых галет и тут увидели, что на собаке какой-то уж очень странный ошейник - широкий, толстый, явно не соответствующий статусу дворняги. Ошейник осмотрели и обнаружили внутри тайник, а в нем - 4 ампулы морфина. О находке сообщили офицеру, тот приказал отпустить собаку и посмотреть, куда она приведет. Собака привела к невзрачному домику в районе Сенного рынка. А вскоре наркоторговцев - трех молодых людей - немцы и повязали, найдя у них в квартире порядка двух сотен ампул с морфином. Кстати, тех самых, которые были похищены из разбомбленной аптеки еще в конце июня. Наркоторговцы использовали собаку для транспортировки наркотиков. На сей раз им крупно не повезло: пес отправился на прогулку, а перед тем с него забыли снять ошейник, на чем и попались. Наркоторговцам в какой-то мере повезло: массовые казни через повешение по политическим причинам в городе участились, виселицы в центре города не пустовали и дня и криминальную публику стали просто расстреливать. Нам неизвестно, удалось ли оккупантам победить наркоторговлю в Житомире, потому как скоро победили их самих.
А вот самогонщиков, что удивительно, немцы не репрессировали так откровенно, как наркоманов. Самогон в Житомире в оккупацию продавался вполне легально. Некая Мария Пшеничная даже получила от начальника житомирского гестапо Байнлиха медаль "Герой тыла" за то, что снабжала пьяницу гестаповца самогоном.
Вадим
КИПЛИНГ


Баннер
Баннер

Лента новостей

сейчас на сайте

Сейчас 381 гостей онлайн

Газета "Эхо" © 1989-2018. При любом использовании материалов сайта ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на на http://www.exo.net.ua обязательна
новости житомира