ОГРАБИЛА СЫНА И ПРИГРОЗИЛА ОБВИНИТЬ В... ИЗНАСИЛОВАНИИ!

Отношения с родителями бывают разные.

Иной раз мать и отец вовсе не общаются со своими детьми. Но, судя по всему, это не самый плохой вариант из всех возможных. Ведь некоторые мамаши способны на то, чего ждешь только от врага…

«ВСЕ-ТАКИ ЭТО МОЯ МАМА, ДРУГОЙ НЕ БУДЕТ…»

Тридцатидвухлетний житомирянин Михаил (все имена изменены по просьбе собеседника) с  ранних лет имеет довольно сложные отношения со своей мамой. Отец его был алкоголиком, отчего рано покинул этот мир. Шестидесятилетняя Людмила хоть и пила меньше, но ее образ жизни был под стать супругу. Михаил не пошел по стопам родителей. Он занимался спортом. Мать же практически всегда относилась к этому с явным презрением. Причем больше всего ее раздражало именно стремление сына вырваться из нищеты.
- Мама всегда насмехалась, когда я приносил очередную грамоту за победу в спортивных соревнованиях, - вспоминает Михаил. - Говорила: "Ну и на черта тебе эта бумажка? Строишь из себя непонятно кого, бегаешь по утрам, как дурачок…".
В двадцать три года Михаил нашел работу, снял жилье, женился на ровеснице Олесе. На свадьбе, разумеется, была и Людмила, которая выпила чуть ли не больше всех гостей вместе взятых. А буквально через несколько дней после свадьбы мать попала под машину.
- Когда свадьба закончилась, она взяла с собой бутылок пять водки и все дни пила с собутыльниками. Вечером вышла за сигаретами, и ее сбила машина. С тех пор мама плохо ходит и в целом ее здоровье совсем плохое.
Несмотря на большие разногласия, Михаил все эти годы не оставлял мать одну. Он помогал ей лекарствами, едой, оплачивал коммунальные счета.
- Частенько, когда мама приходила к нам, все заканчивалось скандалом. Но все-таки это моя мама, другой не будет…
И вот недавно Людмила совершила  то, что, вероятно, окончательно рассорило ее с сыном. Случилось это так. Михаил с Олесей решили сделать ремонт в спальне. По случаю этого вся мебель и вещи были перенесены во вторую комнату. В том числе туда переселилась и старенькая деревянная шкатулка с золотыми украшениями и деньгами, которые пара откладывала на автомобиль.
- Мы давно мечтали о машине, - рассказывает Михаил. - Ради этого несколько лет подряд не брали отпуск, вкалывали…
Людмила имела обыкновение приходить раз в неделю. В тот раз она пришла раньше, чем Михаил вернулся с работы. Она перекинулась парой слов с невесткой, зашла в комнату, где шел ремонт, опираясь на палочку, пошла во вторую комнату, чтобы присесть в кресло и подождать Михаила. Здесь царил беспорядок из-за того, что все вещи из двух комнат находились в одной.
- Убрали бы тут, а то как свиньи! - сказала Людмила, у которой в собственном доме на полу можно картошку сажать. Олеся давно научилась не обращать внимания на едкие замечания свекрови и потому ответила:
- Я вам сейчас чаю принесу.
Невестка ушла на кухню, оставив Людмилу одну. Шкатулка с деньгами и золотом не была особо спрятана, а просто лежала в шкафу под простынями.
- Зачем прятать вещи, если все они лежат в комнате временно? - говорит Михаил. - Ну и, конечно, я меньше всего предполагал, что ценности нужно скрывать от родной матери, ведь это вовсе ненормально…
Заварив свекрови чай, Олеся вернулась в комнату примерно через пять минут и столкнулась с Людмилой, которая направлялась к входной двери.

«РАССКАЖУ, ЧТО ТЫ МЕНЯ ИЗНАСИЛОВАЛ…»

- Я уже пойду, не надо чаю.
- Вы не дождетесь Мишу? - удивилась Олеся. Людмила всегда дожидалась сына, чтобы взять у него денег.
- Нет, я лучше завтра приду. Что-то плохо себя чувствую, пойду прилягу.
Людмила ушла к себе домой. Через полчаса вернулся Михаил. Узнав, что мать ушла, не дождавшись его, перезвонил.
- Спросил, насколько ей плохо. Мать ответила, что уже все нормально и она просто хочет поспать.
Пропажу денег Михаил обнаружил только через три дня - необходимо было купить дополнительные строительные материалы для ремонта и пришлось залезть в заначку.
-  Шкатулка, как и прежде, стояла в шкафчике. Но, открыв ее, я увидел, что золото на месте, а вот денег нет, ни одной купюры.
Михаил добавил, что денег было много.
- Я, признаться, сразу подумал о маме. Но очень не хотел, чтобы мои мысли подтвердились. Поэтому мы с Олесей перерыли все вещи в комнате. Но, конечно, нигде ничего не нашли. Потом жена подробно рассказала про тот день, когда мама ушла, не дождавшись меня. И я ей позвонил.
Как и следовало ожидать, первые несколько минут разговора явно очень пьяная Людмила с криками отрицала свою причастность к краже.
- Это твоя женушка забрала деньги, а на меня сваливает! - возмущалась она. - Или сам решил потратить и мать обвинить!
- Мама, я не обвиняю, просто хочу понять. Ведь, кроме тебя, никто к нам не приходил. Ладно, я напишу заявление  в полицию, пусть разбираются. Все-таки сумма серьезная.
И тут Людмила сама себя выдала:
- Если напишешь, я прямо сейчас пойду и расскажу, что ты меня изнасиловал.
По словам Михаила, он много повидал чудачеств от матери, но все равно такого не ожидал.
- Мне даже подумалось, что общаюсь не с мамой, а с незнакомой безумной женщиной. И я решил сейчас же поехать к маме. Да и в любом случае такой разговор нужно вести не по телефону.
Через полчаса Михаил был у матери.
- На кухне я увидел множество закуски - колбаса, сыры, фрукты, а также дорогую выпивку - водку, коньяк и виски. Такое изобилие явно указывало на факт воровства.
В комнате на облезлом диване, развалившись, спал незнакомец в футболке, но без трусов, которого мать Михаила назвала "Лешенькой". Но главное было в другом. Михаил спросил:
- Что за бред ты несла по телефону? Какое заявление об изнасиловании?
- Это не бред, - ответила Людмила. - Если ты накатаешь заявление, то я скажу, что ты меня изнасиловал.
- Я твой сын!
- Вот именно! Представляешь, что начнется?
Вздохнув, Михаил попытался достигнуть хоть какого-то мира.
- Ладно, я спишу этот бред на водку. Мама, ты зачем забрала мои деньги? Вижу, ты уже немало потратила… Отдай хотя бы то, что еще осталось.
- Ты заработаешь еще. А я старая. Могу я хоть раз в жизни себе праздник устроить?
В этот момент подал голос проснувшийся "Лешенька". Людмила крикнула, что сейчас подойдет. Михаил, поняв, что говорить не о чем, ушел.
После того разговора прошло два месяца.
- Я не писал заявление. Не потому, что боюсь ее глупых угроз. Но как это - посадить родную мать?
Людмила не объявлялась. Видимо, денег все еще хватало. Однако буквально на днях она позвонила.
- Меня этот звонок удивил не меньше, чем ее воровство, - признается Михаил. - Начала беседу так, будто ничего и не было. Потом извинилась, сказала: "Я была не в себе". И попросила гривен сто. Я положил трубку, нечего мне ей было ответить. Олесе наказал не пускать мать в дом…

Денис ДАНИЛЮК

 


Баннер
Баннер

Лента новостей

сейчас на сайте

Сейчас 132 гостей онлайн

Газета "Эхо" © 1989-2018. При любом использовании материалов сайта ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на на http://www.exo.net.ua обязательна
новости житомира