ПОВЕЛИТЕЛИ НИЩИХ

Июль 1912 года, Житомир.

В полицейский участок пришла женщина лет 35-ти. Утверждала, мол, муж пропал прямо из больницы. Неделю назад. На японской войне ранен, половины левой ноги нет, на костылях передвигается, вместо ноги деревяшка. Слег в земскую больницу, раненая нога болела очень. Имя - Николай, фамилия - Гоголев. Мещанского сословия. На войну добровольцем отправился, им жалованье казна платила, заработать решил, да вот без ноги остался. Хотя денег привез, новую хату купили на набережной Тетерева.

СМЕРТЬ ГЕРОЯ ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ

Доктор сказал: Николай взял костыли и поковылял в свет божий. Жена подождала три дня, а после соседка ей сказала, что видела Николая на паперти Преображенского собора, милостыню просил. Жена на следующий день отправилась к собору. И уже издалека увидела своего мужа. Как и сказала соседка, он просил милостыню. На Николая это было не похоже. Он, конечно, пил, но по большим праздникам. А при его золотых руках - мастерил великолепную конскую сбрую - ни о каком попрошайничестве и речи быть не могло. Подобное всегда было для Николая унизительным.
Жена поднялась на паперть. Николай заметил ее и принялся испуганно оглядываться по сторонам.
- Ты чего здесь? - напустилась на мужа женщина. - Ану идем домой!
Но Николай повел себя более чем странно. Продолжая как-то затравленно оглядываться по сторонам, он прошипел сквозь зубы:
- Иди домой, не крутись тут! Иначе нам обоим плохо придется! Я вернусь скоро!
Вдруг Николай замолчал. Резко, словно его выключили. А женщина почувствовала, как с двух сторон ее прижали какие-то крепкие парни, черноволосые, чем-то похожие на цыган.
- Мадам, вам не следует здесь находиться! - угрожающе прогундосил один из них. Его акцент выдавал в нем нездешнего.
- Но это мой муж! - не сдавалась женщина.
- Ваш муж скоро вернется!
Жена отправилась домой в большой тревоге. Ночь не спала. Что случилось с Николаем? Может, в карты кому проиграл и теперь деньги собирает, чтобы долг вернуть? А когда минуло два дня и муж не вернулся, супруга отправилась в полицию. Там все и рассказала. Сотрудник уголовной полиции, записывавший ее рассказ, вдруг прервал запись и уточнил:
- У вашего мужа на левой ноге деревянный протез или на правой?
- На левой... Ему полноги на японской войне оторвало...
Сыщик вздохнул.
- Вам придется проехать со мной в морг на опознание.
Женщина от услышанного едва не лишилась чувств. Без истерики села вместе с сыщиком в полицейскую двуконную пролетку, которая и отвезла их на территорию земской больницы. В морге ей показали тело мужчины.
- Да, это мой муж Николай. А как он умер?
- Его зарезали. Получается, что именно в тот самый день, когда вы его на соборной паперти видели. Давайте, Варвара Станиславовна, мы вернемся с вами в участок и вы вспомните тех двоих, на цыган похожих, которые к вам подходили. Важна любая мелочь.

ТРУП В ЛЕСУ

Полицейские, получив необходимые данные с подробным описанием цыганоподобных незнакомцев, призадумались. Вдова ветерана русско-японской войны, надо отдать ей должное, вела себя стоически, показания давала, не проронив ни слезинки. Один из сыщиков, в третий раз перечитав эти самые показания, задумчиво произнес:
- Синдикат нищих получается какой-то. Помнишь дело Василевича?
Полгода назад, зимой, на Смолянке двое местных жителей обнаружили в лесу труп мужчины, ступни ног которого были совсем недавно отрезаны, причем очень профессионально. Мужчину зарезали, а труп бросили в лесу. Учитывая, что при отсутствии ступней он сам вряд ли мог забрести в лес, предполагалось, что его сюда кто-то завез или приволок. Впоследствии было установлено, что убитый - Владислав Василевич, мещанского сословия, лег в земскую больницу, откуда вскоре исчез. Отморозил обе ноги, потому и в больницу попал. В больнице заявили, что ушел он отсюда на ногах, то есть никто ему их здесь не отрезал. А через неделю сосед видел Василевича в районе Сенного рынка уже без ступней, тот просил милостыню. Затем к нему подошли двое черноволосых молодых людей, забрали выручку, затащили на подводу и увезли. На следующий день сосед снова попал на Сенный рынок. Василевич находился все на том же месте и все так же побирался. А вскоре в лесу обнаружили его труп.
В отличие от Николая Гоголева, Василевич семьи не имел, потому и искать его никто не торопился. Но тот случай уж очень походил на нынешний. Получалось, что какие-то люди принуждают инвалидов к попрошайничеству. Но перед этим инвалиды проходят через земскую больницу. Совпадение?

ОХОТА НА КОНОВАЛА

Через день в земской больнице появился некий Антон Самохвалов, такой себе приезжий негоциант из Киева, жаловавшийся на острую боль в колене. Врач осмотрел его и вынес вердикт:
- Вывих. Вправлять надо. Готовьтесь к операции. Завтра.
И ушел, оставив негоцианта в палате одного. Но одиночество длилось недолго. Спустя полчаса в палату заглянул какой-то черноволосый парень, по описанию очень похожий на одного из тех, которые мелькали на паперти собора.
- Я в соседней палате лежу, - сообщил парень. - Скучно тут. Может, в картишки перебросимся?
Самохвалов поддержал идею. Вскоре они в тишине палаты азартно резались в карты. Поначалу ставки были копеечными, но затем все увеличивались, в итоге негоциант продул парню аж 900 рублей (огромная сумма по тем временам!). При себе у него было только сто пятьдесят рублей.
- Ладно, отработаешь! - заявил парень без обиняков.
- Каким образом? - уточнил Самохвалов.
- Я все расскажу. Работа непыльная. Будешь милостыню просить.
Негоциант пожал плечами в знак согласия. На следующий день его позвали в операционную. Врач предложил лечь на операционный стол, выпрямить вывихнутую ногу. Самохвалов выполнил указание. И в этот миг лекарь, зайдя сзади, ударил его в темя деревянным молотком. Самохвалов лишился чувств. Врач ухмыльнулся и принялся перетягивать негоцианту ногу жгутом. Потом достал из шкафчика специальную хирургическую пилу и только прицелился с явным намерением начать пилить больному ногу ниже колена, как Самохвалов вдруг пришел в себя. Невесть откуда в его руке появился револьвер.
- Руки подними, коновал! - приказал негоциант.
Хирург развернулся и метнулся к двери, но на пороге уже стояли двое полицейских с такими же револьверами.
- Вы арестованы!

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Задержанный оказался никаким не хирургом, а обычным фельдшером. Как выяснилось, он тоже входил в банду, занимавшуюся тем, что ее члены контролировали городских нищих, у которых отбирали милостыню. В больнице фельдшер калечил поступивших больных, после чего за деньги сдавал их тем самым черноволосым парням. Они оказались приезжими, из Бессарабии. Один из них, карточный шулер, прямо в больнице обыгрывал в карты больных, и те вынуждены были отрабатывать карточный долг. А для того, чтобы вызвать у подающих милостыню людей жалость, должников умышленно калечили. Поначалу бандиты ездили по окрестным селам, искали увечных инвалидов и пытались уговорить их понищенствовать. Но мало кто соглашался, потому они и придумали простой способ вербовки: "подвесить" человека на карточный долг.
Но на Самохвалове они и попались, поскольку "негоциантом из Киева" оказался сотрудник уголовной полиции. Эта операция готовилась, понятное дело, заранее. Внедриться в больницу оказалось проще простого. А дальше все пошло по цепочке. В ходе расследования выяснилось, что и Гоголев, и Василевич пытались просто-напросто сбежать от бандитов, к которым натурально попали в рабство. И тот, и другой, продувшись в карты, попали таким образом в кабалу и вынуждены были просить милостыню в угоду своим "рабовладельцам". Последних, кстати, суд приговорил к виселице. А фельдшера-садиста - к десяти годам каторги.

Вадим КИПЛИНГ

Баннер
Баннер

Лента новостей

сейчас на сайте

Сейчас 724 гостей онлайн

Газета "Эхо" © 1989-2018. При любом использовании материалов сайта ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на на http://www.exo.net.ua обязательна
новости житомира