УПЫРЬ

Житомир, 1949 год, октябрь.

Чекисты арестовали некоего Николая Кравчука, сотрудничавшего в оккупацию с гитлеровцами. Работал, кстати, в гестапо. Правда, не в оперативном составе, а в бухгалтерии: начислял гестаповцам зарплату. И не только немцам, но и агентуре из числа местных. Это, кстати, чекистов интересовало больше всего: ведь Кравчук, получалось, был ходячей гестаповской картотекой.

АРЕСТ гестаповскогоБУХГАЛТЕРА

В общем пообещали гестаповскому бухгалтеру сохранить жизнь, уберечь от расстрела, если тот начнет вспоминать агентуру из тех самых местных жителей. Кравчук согласился, что ему оставалось делать.
Выложили перед ним ворох фотографий: мол, узнаешь кого-то? Бухгалтер принялся перебирать их, пристально рассматривать. Нескольких человек узнал, назвал фамилии, сказал, где проживают. Чекисты только успевали записывать данные. Человек десять опознал из числа житомирян. И вдруг, наткнувшись на одну из фотографий, побледнел и тихо поинтересовался:
- А этот у вас откуда?
- Знаешь его?
- Угу. Знал. Будь он проклят, нечистая сила! Нет его в живых уже. В феврале 1943-го сгинул. Еле его на тот свет отправили, даже осиновый кол в мертвяка вбивать пришлось...
- Нет в живых? - изумленно пробормотал лейтенант госбезопасности. - Как же так? А по нашим данным...
Его коллега кашлянул, давая тем самым понять, что лишнего болтать не стоит. Лейтенант понял и потому задал Кравчуку следующий вопрос:
- Что можете о нем рассказать? И почему считаете, что его нет в живых?
- Потому что его советские партизаны на тот свет отправили! Из пяти стволов! Но этого недостаточно оказалось, он из могилы выбрался. Его второй раз расстреляли уже немцы из пулемета. А для подстраховки в мертвеца еще вбили осиновый кол.
- А подробнее можно? Как-то все у вас, гражданин Кравчук, мистически получается...
- Можно и подробнее, - вздохнул гестаповский бухгалтер и рассказал под протокол жуткую и донельзя странную историю. Далее - со слов Кравчука...

ОЧЕНЬ ЖИВУЧИЙ ПОЛИЦАЙ

- Февраль сорок третьего был. Этот упырь Ванька Белый сам откуда-то из-под Житомира, вроде из Олиевки, в общем из тех мест. В гестапо он даже не в агентуре числился, а в зондеркоманде при СС. Евреев выявляли, большевиков и им сочувствующих, подпольщиков советских, а после сами их в расход и пускали. Многих невиновных, кстати, уничтожили. Им за каждого пойманного врага премия полагалась, под 100 рейхсмарок, вот они и свирепствовали. Ваньку этого каким-то образом советские партизаны выследили. Маликовцы вроде. Вывели вечером из дома, за город на Смолянку отвезли и там расстреляли, в решето превратили. Бабка одна видела, недалеко от ее дома стреляли. Потом она криповцам (крипо - криминальная полиция времен оккупации. -
В. К.) рассказывала, что видела.
Белого в его хате мертвого в гроб положили, батюшка отпевать его стал, а Белый в гробу зашевелился. Батюшку еле самогоном отпоили, потом ни за что отпевать не хотел. Врача позвали, тот смерть Белого констатировал, мол, он мертвее всех мертвых, а что шевелится, так это мышечные конвульсии, иногда бывает такое. В общем успокоил. Похоронили Белого, гроб заколотили, в землю закопали.
А ночью в штабе этой самой зондеркоманды переполох начался. Штаб у них находился недалеко от гестапо (дом Святослава Рихтера на Большой Бердичевской. - В. К.). Дверь отворилась, и на пороге возник Ванька Белый. Вроде как живой, но морда перекошена, сам бледный, а во лбу дырка от пули.
- Голова болит! - хрипло пожаловался он. - Водки налейте!
Находившиеся в комнате зондеркомандовцы - эсэсовец и трое местных - повскакивали, схватились за карабины, эсэсовец поднял автомат. Ванька на это не обратил внимания, шатаясь, полез в шкаф - водку искать. Ну, один из полицаев его и огрел прикладом по голове. Ничего! Ванька только крякнул и продолжал рыться в шкафу. В общем нервы у зондеркомандовцев не выдержали, один из них бросился в соседнюю комнату, притащил пулемет и от души всадил в Ваньку патронов тридцать. Белый рухнул на пол только тогда, когда в пулемете закончилась лента.
Врач потом снова смерть констатировал. Стали его хоронить. На кладбище обнаружили, что могила разрыта, а гроб открыт и совершенно пустой. Сам Ванька выбрался оттуда, не иначе! Положили Белого в гроб, а эсэсовец, тот, что в штабе находился, когда Ванька туда пожаловал, притащил осиновый кол, большой молоток и от души вколотил этот кол в Ваньку. Тот при этом, между прочим, дернулся, вроде как живой еще был. Врач опять принялся рассказывать про мышечные конвульсии, но ему чуть морду не набили. Видали, мол ночью в штабе зондеркоманды эти "конвульсии", жаль, что самого эскулапа там не было! Гроб заколотили, могилу засыпали и сверху еще камней навалили. Больше про Белого мы не слышали...

БРАТ ВМЕСТО БРАТА

Дальше оказалось еще интереснее. Чекисты первым делом раскопали могилу этого самого Белого. И обнаружили в ней самый обычный человеческий скелетированный труп. Кравчук, похоже, вовсе не врал в своей истории: в гробу вокруг скелета и внутри него, просматриваясь сквозь кости, валялось множество пуль, которые, судя по всему, и отправили Ваньку на тот свет. Да и кол осиновый имелся в наличии. Однако же эта история аж никак не совпадала с данными чекистов. Потому что этот самый Иван Белый, по их сведениям, в настоящее время возглавлял банду дезертиров, которая куролесила на Олевщине. Кравчуку была показана фотография именно главаря банды, в котором тот признал какого-то весьма живучего вурдалака с такими же именем и фамилией, служившего в Житомире в эсэсовской зондеркоманде.
Чекисты отыскали и партизанских разведчиков из соединения Маликова, расстрелявших Белого в Житомире. Те подтвердили: да, было такое, расстреливали. Глянули на фото: да-да, он это, Белый, негодяй, прихвостень гитлеровский! В общем чекисты оказались на таком распутье, что и не знали, что думать. Ну не мог один и тот же человек находиться сразу в двух местах! К слову, Белый из Олевщины тоже в оккупацию служил в тамошней зондеркоманде и воевал с партизанами, а когда наши пришли, не успел убежать следом за хозяевами. Мистика какая-то! Хотя по понятным причинам никто из чекистов в потусторонние силы не верил.
Все выяснилось очень даже скоро. В январе 1947-го банда дезертиров на Олевщине была ликвидирована, нескольких человек удалось захватить. Одним из захваченных как раз и оказался главарь банды Иван Белый. И тут выяснилось, что никакой он на самом деле не Иван, а Федор. Правда, фамилия та же. И родом он из-под Житомира. А Ванька Белый из житомирской зондеркоманды - его родной брат. Двойняшки они были. Не близнецы, но друг на друга весьма похожи. По документам брата Федор и бандитствовал, перед уходом в армию стащил Ванькину метрику, по которой в Красную Армию и попал. В 1941-м дезертировал, явился к немцам и предложил свои услуги. Вот только невероятную живучесть брата Ивана Федор объяснить не смог. Не слышал он о его сверхъестественных способностях. В конце концов и его расстреляли.

Вадим КИПЛИНГ

 


Баннер
Баннер

Лента новостей

сейчас на сайте

Сейчас 329 гостей онлайн

Газета "Эхо" © 1989-2018. При любом использовании материалов сайта ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на на http://www.exo.net.ua обязательна
новости житомира