САМЫЙ БОЛЬШОЙ НАЧАЛЬНИК

Олевщина, 1940 год.

Здесь в одном из сел в ноябре произошло громкое по тем временам ЧП, которое нынче без смеха воспринимать невозможно. Но тогда за подобные вещи даже расстреливали.

Обычно население села собирали в местном красном уголке, читали ему здесь лекции, политинформации. Красный уголок в селе специального помещения не имел. Его разместили в бывшей церкви, которая представляла собой еще довольно прочное и просторное помещение. А руководить сельской парторганизацией из Олевска прислали... тунгуса. Как он затесался в наши края, неизвестно, но факт есть факт. Фамилия его была традиционно тунгусская - Елдогир, образования он имел всего три класса. Впрочем, недостаток образования у Елдогира с лихвой компенсировался рвением и святой верой в неизбежную победу социализма, а там и коммунизма. Возможно, потому он и пролез в партийные деятели нижнего ранга да еще из Сибири в Украину угодил.
И вот накануне 23-й годовщины Великого Октября в сельсовет из Житомира пришла телеграмма с распоряжением как можно лучше украсить красный уголок всеми имеющимися средствами наглядной агитации, так как на празднование 7 ноября сюда первым же обозом прибудут инструктор обкома партии в сопровождении секретаря и инструктора райкома.
Председатель сельсовета прочитал эту радиограмму Елдогиру. Тунгус же с присущим ему рвением принялся украшать красный уголок всеми имеющимися ресурсами. И когда 6 ноября в село прибыли важные гости, Елдогир, приплясывая от нетерпения, потащил за рукав озябшего и смертельно уставшего инструктора райкома в красный уголок:
- Пойдем, товарищ, там тепло и очень красиво!
- Хорошо, хорошо! - благосклонно кивал постепенно оттаивающий инструктор, осматривая разукрашенные стены. - Молодец, постарался.
Но подойдя ближе к сцене, впился глазами в самый яркий и большой портрет в золоченой раме, по бокам которого пристроились красочные картины поменьше и вовсе невзрачные картонки с фотографиями партийных вождей - Ленина, Сталина, Маркса, и стал медленно наливаться краской.
- Ты где это взял, контра? - наконец прохрипел инструктор, тыча пальцем в центр композиции.
- Которую? Вот эту? В чулане нашел, тут, в церкви, - весело сказал Елдогир. - Там еще много чего лежит. Только уже некуда вешать!
- Это тебя надо повесить! - заревел секретарь райкома. - Ты хоть знаешь, кто это?
- Я думал, самый большой начальник однако, - простодушно, но в то же время уже испуганно сказал Елдогир. - Вона какой красивый, медаля много. Тяжелый, еле-еле прибил к стене.
Секретарь и райкомовский инструктор, похоже, окончательно лишились дара речи и молча пучили глаза на портрет "самого большого начальника" и его окружения. На них во всем своем великолепии отечески взирал император Всея Руси Николай II, рядом с которым пристроились еще какие-то царедворцы, золоченые церковные образа, непонятно как уцелевшие в этой глуши и теперь вот торжественно водруженные на стены красного уголка в честь приближающейся годовщины Великого Октября...
Спрашивается, откуда все это здесь взялось? Когда в село пришла советская власть, вся атрибутика царского времени была просто собрана и спрятана в один из закутков церкви.
Когда царя свергли и расстреляли впоследствии, Елдогир был еще совсем маленьким и, понятное дело, никак не мог знать императора в лицо, пусть даже портретное. Но начальство на это не обратило внимания и влепило Елдогиру строгий выговор с формулировкой "За политическую безграмотность и близорукость". В СССР любого другого партийного культработника за такое преступное простодушие просто сгноили бы в лагерях, а то и расстреляли бы. А Елдогир отделался выговором, что лишний раз свидетельствовало о бережном отношении советской власти к малочисленным коренным народам Севера...

Вадим КИПЛИНГ

 


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Баннер
Баннер
Баннер

Лента новостей

сейчас на сайте

Сейчас 197 гостей онлайн

Газета "Эхо" © 1989-2017. При любом использовании материалов сайта ссылка (для интернет-изданий - гиперссылка) на на http://www.exo.net.ua обязательна
новости житомира